Ничего не изменилось

Как будто ничего не изменилось:
Все тот же Харьков, суета, трамвай,
Но без тебя то тусклым было.
Теперь — живи, люби, мечтай.
 
но только ты уйдешь и снова
Влечет меня мирская суета.
Я потерять тебя боюсь! Бесспорно,
Лишь ты лишаешь меня сна.
 
И пустота внутри и холод
без зелени любимых глаз
Все тело разрывает голод
Из недостачи нежных ласк.

Картинкой красивой ты смотришь с экрана

Картинкой красивой ты смотришь с экрана
Я фото твое берегу
Не знаю зачем но я верю упрямо
Что может когда то тебя я верну

Промчалася осень, зима наступила
И лето прошло за весной
Скажи же зачем я так верил упрямо
Что будешь ты снова со мной

Картинки меняются, встреча за встречей
В надежде тебя позабыть
В объятьях чужих в ожиданье рассвета
Возможно смогу я тебя отпустить

Зеленая краска сменяется желтой
И льдинкой холодной кружится зима
Тебя забываю с осколками в сердце
Влюбила й забыла, ушла на всегда

Городинец Сергей ©
Книга " Попытка любить " Международный код книги ISBN 978-966-136-138-5

Двенадцать шагов до последней ступени

Двенадцать шагов до последней ступени
Семнадцать шагов до звонка
Четырнадцать слов и потом две недели
Ты глаз не сведешь с потолка

Горячая кровь, охладевшие чувства
Друзей утешенья слова
Задвинуты шторы, озябшие пальцы
Лед бросят в стакан коньяка

А в рамке на полке, улыбкою звонкой
И с хитрою прорезью глаз
Все та же девчонка смеется так громко
Как будто с тебя веселясь

Всего за неделю все чувства сгорели
Семь дней безразличного сна
Дрожащей рукою раздвинуты шторы
И в окна войдут облака

Еще за неделю в остывшей постели
Все той же дрожащей рукой
Затерты в мобильном контакты и даты
И фото с девчонкой чужой

Чужие глаза, подбородок и брови
Две тысячи строк СМС
И номер чужой но до боли знакомый
Все так же с экрана исчез

Четырнадцать дней и четыре подруги
Двенадцать бессонных ночей
И новая жизнь закалит от разлуки
Так просто...,  когда ты не чей

Городинец Сергей ©
Книга " Попытка любить " Международный код книги ISBN 978-966-136-138-5

Космическая любовь (монолог Колобка)

   
«Я думал, что на свете я один,

Я тосковал, искал себе похожих 
Не встретил никого в толпе прохожих
Так я и жил — себе лишь господин.
 
Но время шло.Я знал, что нужно верить!
И я решил — лечу я на луну.
Мне космос захотелось вдруг проверить,
И вот: нашел я девушку одну.
 
Я так влюбился, что не понял сразу,
Моя вдруг закружилась голова,
Промолвил я всего одну лишь фразу:
«Я вас люблю...» — вот все мои слова...
 
Она была так на меня похожа!
Конечно, цвет немножечко другой,
Но есть и люди тоже с разной кожей,
Поэтому позвал ее с собой.
 
Она не сразу приняла решение,
Пусть я и видел блеск в ее глазах.
Но друг ее… Я видел его мнение
По злому взгляду, сжатым в полосу губах.
 
Я понял все. Настаивать не стал я,
Глазами грустными ее я проводил,
Я ей оставил поцелуй на память,
Да и цветок ей тоже подарил.
 
Я улетел.Опять один живу я.
Напомнит только фото мне о ней.
Похожих колобков уж не ищу я - 
Моя любовь осталась на луне.
 
Однажды, верю, друг ее отпустит,
Она ко мне на землю прилетит
Ну а пока, пока мне грустно очень
Да и любовь моя, наверное, грустит...
 
                                            Ваш колобок»
                                                   
 

Любви мы рождены



В любви мы рождены на века.
Она прекрасна и воспета,
Сердцам нашим открыта,
В благоухании нежна и прекрасна.
Не надо искать боль души.
Она тут ни причем в жизни.
Любить не приказывают нам.
Мы любить умеем.
И дорожим теми, кого любим.
Вслед за днем наступает вечер.
Луна освещает наш путь.
А звезды как изумруды.
Мы любим и любимы на века.
Настанет новый день.
Будут слышны пение птиц,
Журчание ручья в лесу.
Мы слушаем. И все прекрасно!
Вот и та дорога у нас.
Мы идем по ней смело,
Несмотря как она далека.
Ведь любить умеем друг друга!

25.03.2014

Вот и мой плейкаст «Любви мы рождены» http://www.playcast.ru/view/5283018/59ded544f1e771bc31057b1fe1fd7c4957976b26pl


© Андрей Балабуха, 2014

Я как волк



Ничего от счастья не имея.
Ничего не взявши от любви,
От людей бегу уже жалея,
Что лелеяла свои мечты.

Я как волк, отбившийся от стаи,
Загнанный, израненный, больной.
Больше ни о чем я не мечтаю.
Я уже давно мертва душой.

Я в людскую доброту не верю,
И завою в небо от тоски.
Я в который раз переживу потерю,
По собачье преданной души.

И как горестное изваянье небу,
Памятник надежды и мечты,
Я окаменею вытянувши морду,
Исполняя песню для Луны.

Вот она моя любовь и вера.
Вот и плата за мои грехи
Сделавшие человека зверем,
Оторвав пустое тело от души.

Вот он, памятник моей надежды.
Памятник людской молвы.
Каменная серая волчица,
Воющая в небо от тоски.

***

Любовь прекрасна и любовь обречена.
Обречена дышать или потухнуть тихо.
Со случаем на век обручена,
Хотя и значится всегда великой.
Как день непостоянна, коротка.
И от того непредсказуемо пленится:
Как грозы порождают облака,
Так и она возможно возвратится...

Я не поэт, но Вам я напишу...

Я не пишу стихи, поэмы
И не романтик вовсе я!
Обычный уличный мальчишка,
В любовь не веривший всегда.
И пьющий водку с дураками,
Куря обычно каждый день.
Я встретил вас о донна Анна!
Влюбился сразу как дурак,
Аж бесит С*ка, но как то так.
Не быть нам вместе это факт,
Мы разошлись как в море корабли.
Руки мне Вашей не коснуться,
Не обнять мне больше Вас,
К губам прелестным не примкнуться.
Остается мне Вас забыть... 
По вам скучать уже не смею,
Писать вам строки о любви!
На вас не претендую больше.
Но лишь в сторонке тихо прошепчу:
«я вас безумно так люблю!»(С.Khan.)

Юность

И тогда я увидела
Свет.

А до этого было — никак:
Раздражал вот уж несколько лет 
Почему-то малейший пустяк,
Я витала порой в облаках,
Кровь частенько стучала в висках,
На совет я дерзила в ответ.
Но однажды увидела
Свет. 

Помню:
На новогоднем балу
Сиротливой ростовской зимой
Мы с Наташкой стояли в углу,
Я уже собиралась домой,
Стас смешил, как обычно, девчат, 
Праздник был для меня скучноват,
Только вдруг
Перед самым концом
Просияло во мраке
Лицо.

Свет незримый
Струило оно.

Парень был никому не знаком.
За окном становилось темно.
Я сказала ему — с холодком —
Что до дому недолго идти,
Что с подругою мне по пути.

Стало жарко,
Как возле огня.
Так любовь обрела
И меня.


Nectar sec

Chateau Duhart-Milon — сухое красное,
Тринадцать лет французскому вину.
А ты не знал и с галстука атласного
Последнее его смывал пятно.

Приятно холодит вода текущая
Дрожащие от алкоголя руки.
Ты этими руками в ночь минувшую
Передушил в себе слепые звуки.

Вчера в тебе кричало не крепленое -
Срывая голос плакала любовь
Последняя, на гибель обреченная...
И все же до сих пор толкает кровь.

А ты не знал, любимый Belle d'Opium
Вскружал мужчинам головы не раз.
И всё за ней, как истинные копии,
Они не отводили стыдно глаз.

А для тебя она всегда твоя juste un...
И лишь о ней душа порой тоскует.
И лишь о ней ты плачешься цветам,
Когда внутри чудовище пирует,

«In vino veritas!» вопя неоднократно.
Летят бутылки с полок бара.
А ты не знал, что будет так приятно
Забыться, наконец, в сухом нектаре.

Вино, и кровь, и слезы — все смешалось.
И над осколками бокалов тишина.
Разбит бокал — не много потерялось,
Разбито сердце — не заменишь никогда.