Осенний триптих

Уже я не робею
с ней в паре и в багрянце
на равных прохожу
по умершим листам.
Спокоен и открыт
ее непостоянству
и холодам тревожным
и затяжным дождям.
Теперь уже нет дела,
кто раньше стал осенним
и кто перед снегами
предложит развестись.
Бредем в союзе честном
мы парою умелой,
без боли обрывая
уже ненужный лист.

          *   *   * 

Как уберечь в толпе тысячеглазой
вздох призраков, фантазий, свое «Я»?
Уйдешь, чтобы спастись, остаться тайной
единственною мерой бытия.
Но если станет пусто в пресыщеньи
осенним одиночеством хмелеть,-
идешь опять в толпу пылинкой, тенью,
желая раствориться, умереть.

         *   *   *

В осенний день, незамутненный
подсчетами обид, побед,-
затерянно — уединенно
мы возвращаемся к себе.
В необжитых души глубинах
мы странствуем наедине,
не замечая как предзимье
уже мертвеет в полусне.
И над погибшими листами
куда-то отлетает взгляд,
когда под тихими шагами
хрустит подмерзшая земля.
Так в отчуждении спокойном
мы благодарны этим дням
за то, что вновь себя находим,
собрав, как прежде, по частям.