Двенадцать шагов до последней ступени

Двенадцать шагов до последней ступени
Семнадцать шагов до звонка
Четырнадцать слов и потом две недели
Ты глаз не сведешь с потолка

Горячая кровь, охладевшие чувства
Друзей утешенья слова
Задвинуты шторы, озябшие пальцы
Лед бросят в стакан коньяка

А в рамке на полке, улыбкою звонкой
И с хитрою прорезью глаз
Все та же девчонка смеется так громко
Как будто с тебя веселясь

Всего за неделю все чувства сгорели
Семь дней безразличного сна
Дрожащей рукою раздвинуты шторы
И в окна войдут облака

Еще за неделю в остывшей постели
Все той же дрожащей рукой
Затерты в мобильном контакты и даты
И фото с девчонкой чужой

Чужие глаза, подбородок и брови
Две тысячи строк СМС
И номер чужой но до боли знакомый
Все так же с экрана исчез

Четырнадцать дней и четыре подруги
Двенадцать бессонных ночей
И новая жизнь закалит от разлуки
Так просто...,  когда ты не чей

Городинец Сергей ©
Книга " Попытка любить " Международный код книги ISBN 978-966-136-138-5

Я и Я

Разрывал я плоть и душу,
Выпускал чертей наружу,
Коль хотела то судьба.
Делал всё без сожаленья,
Предавался в жар влеченьям,
Лишь бы страсть моя прошла.
 
Обвивался телом змея,
Взгляд его ловить не смея,
Видеть то, что я не я.
Так ходил средь блуда, в мраке,
След ложил на путь свой к плахе,
В клочья рвал, что есть душа.
 
Не внимал иным значеньям,
Предавался увлеченьям,
Думал скоро всё пройдет.
С головой я погружался,
Никого я не стеснялся,
Верил — время подождёт.
 
Нёс я боль не замечая,
Предавал себя теряя,
Думал, что так надо жить.
Когда я один остался,
В одиночестве терялся,
Сам себя хотел казнить.
 
Совесть есть, всё же осталась,
Хоть средь зла она терялась,
По иному жизнь пошла.
Сам на сам, я сам с собою,
Я один, хоть был с душою,
Вновь манили тени зла.
 
Есть голова, а дальше космос,
Выше неба только звезды,
Я открыл себе глаза.
Жизнь идёт, а я на месте,
Всё топчусь ногами в тесте,
Эта учесть не моя!
 
Разбудил я спящий разум
И осмыслил путь свой разом –
Ворон к ворону летит.
Многих знал и что же боле,
Я остался сам на поле,
Кто мой след определит?
 
Комбинаций в жизни много,
Я пошёл не в тень острога,
В мир я рвусь от теней зла.
И былое вспоминая,
Знаю, что я потеряю
Если вновь уйдёт душа.

Чаклунка


     ЧАКЛУНКА
 
Ще одне сонячне літо
В спогад сумний відліта.
Бродить над стомленим світом
Осені тінь золота.
Сіє багряні намиста,
Килимом землю вкрива,
Під полонез падолисту
Творить молитву трава.
Ходить чаклунка по лісі,
Барви казкові кида,
Над українським Поліссям
Бабине літо вита.
А на лугах – ранні роси,
Клин за моря потягло.
Скоро вже люті морози
Річку скують за селом.
Ще одне сонячне літо
В спогад сумний відліта,
Бурями зірваним цвітом
Котять в минуле літа.
 

Снова падают листья


 
Снова падают листья…Вновь метет  листопад!
Стал задумчиво-грустным опустевший наш сад.
В небе сером осеннем птичьи стаи кружат.
В непонятной тревоге замирает душа.
 
Листья падают снова.  Но  душа хочет петь
И готова со стаей  на край света лететь.
Листья падают снова. С веток  сыпется медь.
С птичьей стаей готова вдаль душа улететь.
 
Ей так хочется солнца. Ее небо  зовет!
Но земля оторваться ни на миг не дает…
                         ***
 
                    А  за окном колдунья-осень
                    Боится с делом не успеть,
                    Спешит и клены, и березы
                    Одеть и в золото, и в медь.