Там на дальних заснеженных тропах...



 Там на дальних заснеженных тропах,   
 Где мерцает покоем заря,
 Где открыто Всевышнего око –
 Там найду за чертою тебя. 
 
 И замолкнут кровавые битвы.
 В этот миг, все столетья пройдя,
 В бесконечном и вечном покое –
 Нас уже не разделит черта...
 

Пусть тихо ляжет снег...




Пусть тихо ляжет снег,                                                                    
На землю, на глаза...
Привет тебе, привет!
И здравствуй, как тогда.
 
Привет за много дней 
И на письмо ответ.
Ты помнишь Петербург,
Его печальный свет?
 

Сколько слов было сказано о любви...



Сколько слов было сказано о любви 
И ещё больше невысказанным остается.
Неисчерпаем этот источник вовеки,
Из которого мы тоже пьем.
Сказав «люблю», не в миг сердца соединяться,
Это – первый шаг на пути любви,
И выдержать его не каждый в силах, 
Но понимание приходит лишь в конце...

 

Я привыкаю быть одна...



Я привыкаю быть одна                                                    
Наедине с незримым Богом                         
И вижу часто из окна
Ведущую к нему дорогу.
 
В лучах заката купола
Блестят небесной позолотой,
Незримых ликов голоса
Звучат таинственно и строго.
 

Город моей любви...



Город, омытый дождями,
          причесанный ветром,
                   засыпанный снегом,
                          парящий в тумане.
Город моей всеобъемлющей вечной любви, –
все это – ты,
        и душа моя связана крепко
                с шумом твоих площадей 
                         и пронзающей город Невы.
 

В ожидании Чуда



О, сколько скорби на Земле скопилось,
Вражды и зависти, и зла,
Уныния, усталости, печали,
Сомнений  в торжестве добра.
И с жалостью на нас взирая,
На землю послан был Младенец,
Чтоб указать отныне Путь
И то, что каждому нести дано.
И чудо то, что Он – Младенец
Откроет нам не просто Истину,
Но сам Он – воплощенная Любовь!
 

Восхождение



Ведома верхними путями,                             
Проходишь ты сквозь темноту,
Огонь и ад, сомнений пламя,
Пересекая пустоту.
Оставь печали жизни прежней,
Сомненья в сумрачном бреду –
Иди вперед, к вершине снежной,
Благословляя чистоту...
              

Крылокасанье



 Как птица, реять                                                           
            под небом чистым,
Вздохнуть не смея,
            в полёте быстром.
    
Незримых ликов
            крылом касаться
И наслаждаться,
            и вдохновляться.
 
Отринуть камни –
            принять прощенье,
Остаться в главном –
            без проясненья.
 
Как птица в небе –
            найти дорогу,
В насущном хлебе
            унять тревогу.
 
И язвы ближних –
           не отвергаться:
Крылом касаться,
           крылом касаться...
 

Памяти Ахматовой



Оттого я поседела,
Оттого я так бела,
Что снежинки налетели
Из открытого окна.
 
Оттого, что белым-белым
Запушило, занесло, 
Закружило легким пухом,
Занавесило окно.
 
Оттого, что белой стаей
День за днём летят года,
Оттого, что грусть рисует
Белым цветом облака.
 

Все пути занесены...



Все пути занесены, 
Все дороги заметелены,
Только тесный Путь один -
Красной розою устеленный.
 
Свищет ветер в темноте, 
Разгоняя стужу лютую –
Что же плачется тебе,
Снежной бурей убаюканной.
 
Неужели нет душе
В мире крова и пристанища
И оплакана уже 
В горьких песнях доля странницы...
 
В чем блаженство, в чем покой – 
неизведанно.
Но, увы, мне путь такой –  
заповедано.